Жак Рансьер: олигархи"продают" чувство опасности

Губительное равенство уступало место расчету экономически выгодного и социально терпимого равновесия. Но это по видимости скромное положение на самом деле включает в себя предположение, из-за которого возникает вся проблема. Ее переворачивание оборачивается разрывом. Необходимо утверждать два основополагающих контрпринципа: Оно предполагает отделение мысли о политике от мысли о власти. Я не мог бы ретроспективно видоизменить их, не избавившись от самого смысла работ. Я благодарю директора этого издательства, Даниэ-ляЛе Биго, за то, что он дал этому новому варианту книги увидеть свет. Не сто, а сто десять.

Жак Рансьер: искусство – это ненаправленный взрыв

Однако, как пишет В. Основная тема Рансьера — равенство. Равенство для него — отнюдь не политическое, а этическое и философское понятие, определяющее политические ситуации, в том числе и конфликтные; будучи независимым от экономических или каких-либо ещё споров или конфликтов, оно всегда идёт вразрез с нормами, правилами и установлениями, всегда вырывается из настоящего и требует его постоянного переопределения. Политика не есть осуществление власти. Политика должна определяться сама собой, как особый образ действия, используемый соответствующим субъектом и подлежащий ведению особой рациональности.

Бадью – автор внушительных трудов по математике, Рансьер что у нас есть), то у кого он может вызвать страх или неприязнь .

Не сто, а сто десять. Сущностью обещания является избыток. Ибо злом оказалось как раз обещание: Они считают, что мы, опоздав на несколько десятилетий, наконец-то вступили в век. Конечно же, все это происходит с запозданием. Умиротворение случилось само собой благодаря тому, что наш век отождествился с веком . Правительственная идиома охотно называет такое пространство центром. Центр постоянно скрывается из виду. Президентские выборы во Франции в г. Это дискурс, царящий над повседневностью улиц.

Господствующий 24 социологический дискурс, как будто бы созданный для того, чтобы господствовать вечно, не действовал, по крайней мере, один день: В этот день молодой и динамичный премьер-министр4 убедился на собственном опыте:

Александр Марков Муки правдоподобия: Подступ к самой новой книге Рансьера — в статье Александра Маркова. Эстетическая категория правдоподобия, осевая для классицизма, по-прежнему образует стержень дискуссий о том, как устроено историческое бытие:

Жак Рансьер. Большой разговор .. Элиты почувствовали этот страх в модерную эпоху, когда фактически массы индивидов начали.

Так в каком же положении мы оказались к году? Я исхожу из представления, которое кажется мне чрезвычайно значимым для всей истории коммунистического движения, ведь стоило в октябре года большевикам победить и создать новую власть, как они поверили, что перевернули страницу истории. И рабочее движение могло оценивать происходившее в Советском Союзе лишь путем сопоставления этих событий с теми идеями и представлениями, которыми в ту пору руководствовался Второй Интернационал.

Однако в начале Первой мировой войны Второй Интернационал потерпел крах. И всё мировое коммунистическое движение тут же подчинило себя потребностям молодой советской власти, потребностям, по сути дела, краткосрочным. Так что в Третьем Интернационале первые ощутимые разногласия проявились лишь начиная с того времени, когда из Советского Союза выдворили Троцкого. И вплоть до середины х годов рабочее движение существовало, развивая в своей среде два отнюдь не равнозначных движения, одновременно притязавших на происхождение от Октябрьской революции, но в то же самое время опровергающих друг друга.

Ортодоксальные коммунисты стали защищать сталинскую ортодоксию вплоть до наихудших ее преступлений, тогда как троцкисты выступали против того, что происходило в СССР, исходя из тех же самых теоретических предпосылок, которые в равной степени сделали их неспособными осуществлять какой-либо анализ в ту пору, когда начиналась Вторая мировая война. В , , годах, после съезда, впервые произошло банкротство Третьего Интернационала, которое обошлось не меньшей кровью, что и крах Второго.

Борцам Французской коммунистической партии, которые не всегда были такими уж закостенелыми, нужно было объяснить расхождение между их пониманием"пролетарского гуманизма" и тем, что получилось на самом деле.

Разделение чувственного – эстетическая феноменология Ж. Рансьера

Внимание сосредоточивается не столько на внешних объектах критики, сколько на внутренних проблемах субъективной позиции. Субъективность художественного высказывания такого рода оказывается не чем иным, как формой выражения чувства вины буржуазного художника. Таким образом, требование самокритики ставит интеллектуала перед вопросом: То есть обеспечить эффективность критического жеста, несмотря на подозрительность собственной позиции.

и фрустрация — а также страх, несогласие, веселье и ощущение абсурда Рансьер утверждает, что система искусства, как мы ее понимали с эпохи.

Подтверждение тому — исключительная популярность"художников взаимодействия" 1 , например Риркрита Тираванийи, а также рост числа менее известных художников, работа которых строится на непосредственном задействовании конкретных людей, групп и сообществ. Подобное искусство поддерживают всевозможные биеннале, а также многочисленные художественные ведомства, склонные теперь чураться установки традиционных скульптурных памятников, высмеянных как"" или"какашка посреди площади".

Мивон Квон определяет цели этого искусства как"спецификацию сообщества", Грант Кестер называет его"диалогическим искусством", Карлос Базуальдо —"экспериментальным сообществом". Общее во всех этих проектах — убеждение, что аутентичность укоренена в социальном, что внешняя, иная по отношению к доминирующей идеология обнаруживает себя в социальных связях, которые лишь одни способны противостоять атомизирующему воздействию современного капитализма.

Так, не успев появиться, социально ангажированное искусство было уже обеспеченно готовой этической и политической легитимацией. Антигероизм, антикапитализм, антиотчуждение — вот характеристики, что постоянно звучат при оправдании творчества, нацеленного на прямое взаимодействие с другими людьми. Для Николя Буррио"искусство есть место, создающее специфическое пространство общения", так как"оно, в отличие от телевидения, не разрушает, а сплачивает отношения". По мнению Гранта Кестера, предназначение искусства — противостоять миру, в котором"мы оказались сведены к атомизированному псевдосообществу потребителей, эмоциональный опыт которых задан обществом спектакля и репетиций".

Подобные умонастроения разделяют художники от Сантьяго до Стамбула, от Копенгагена до Чикаго: Достичь этого можно путем расширения предметного поля творчества и путем привлечения к совместной работе других людей то есть людей, не являющихся художниками или друзьями художников , предназначение которых быть посредниками, а в конечном счете — предметом творчества. Принято считать, что этот"социальный поворот" стал набирать силу с года, когда, как отметил французский философ Жак Рансьер 2 , конец коммунизма выявил несостоятельность революционной идеи, сводившей ранее воедино политический и эстетический радикализм.

До этого момента подобные работы появлялись лишь спорадически.

Эстетическое бессознательное (Рансьер Жак)

Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями. В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность. Это предоставляет возможности для структурной манипуляции массовым сознанием. Однако я не считаю, что распространение информации и коммуникационных технологий увеличивает степень страха.

На самом деле,в обществах, где распространению информации ничто не препятствует, происходят прямо противоположные процессы, поскольку это дает возможность разнообразить источники получения информации, позволяя с большей долей скепсиса относиться к пугающим сообщениям.

Небольшие издательства появляются постоянно. Каждый день находится некто, решивший, что ему как воздух необходимо выпустить бумажную книгу, .

В Фигурах Истории Рансьер предлагает нечто большее, чем доступное введение во взаимосвязь между эстетикой и различными режимами власти, раскрывает формы эстетики как интегрального способа мыслить о нас самих как народе; он детально структурирует современную историю искусства, чтобы вступить в борьбу за освобождение молчащих и невидимых под гнетом символического рабства. Англо-американский интерес к Рансьеру явно нарастает: Это напрямую сталкивает его с двумя выдающимися современниками: Джоржио Агамбеном и Аленом Бадью.

Рансьер сам говорит о различиях с Бадью, особенно это касается споров об эстетике и вопросов связанных с истиной, всеобщностью и идеей об обществе которое грядет. Фигуры у Рансьера воплощают трагедии современности. Искусная подчистка изображения уцелевшей жертвы холокоста вызывая слишком очевидную параллель с обложками книг Примо Леви Если это человек и Перемирие вызывает неприятие Рансьера - почему мы должны подходить ко всем изображениям исторических событий со скептицизмом — задаваясь вопросами: История, он утверждает, должна продумываться заново через обращение к скрытым следам.

Тем не менее он обращается к ряду эффектных примеров Гойи, Отто Дикса до Клода Ланцмана и Зорана Музича, чтобы привлечь особое внимание к жертвам сил истории.

ЭСТЕТИКА И. КАНТА И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ Ж. РАНСЬЕРА

Автор показывает, каким образом происходит целенаправленное формирование страхов, кому и для чего это нужно и как с этим бороться. Статья будет интересна специалистам в области философии, психологии и политологии. Текст научной статьи Концепцию безопасности следует признать основной внутренней и внешней политики многих государств. Для этого есть оправдания.

Жак Рансьер - всемирно известный философ, профессор университета Париж VIII (Сен-Дени)- представлен в России прежде всего переводами своих.

. Главная тема его исследований — отношения между искусством и политикой. Во время разговора, он то и дело смотрит в потолок, и многие слова повторяет по три-четыре раза, порой забывая закончить предложение. Спустя три года Рансьер публично порвал с Альтуссером из-за разногласий по поводу студенческих волнений году. Конфликт с марксистом Алтуссером заставил Рансьера посвятить долгие годы изучению социально-исторической составляющей знания и невежества, зачастую в самом неожиданном, с традиционной академической точки зрения, политическом контексте.

Рансьер хотел понять, в чем состояли традиции рабочего класса, и как они были нарушены марксистской идеологией. На какое-то время, это даже заставило Рансьера отказаться от философского дискурса как такового. Сравнивая дневники плотника, жившего в девятнадцатом веке, и классические философские тексты, Рансьер обнаружил их концептуальное сходство. В своих более поздних работах он пытается ответить на вопрос, каким образом приписанные словесные ярлыки влияют на бытие, в частности, бытие эстетическое.

Свои взгляды Жак Рансьер кратко сформулировал так: Сообщества, в котором всё разделяется по принципу способности объекта к выполнению определенной задачи.

Рансьер, Жак

Вопреки своему желанию, я был к этой накладке причастен. Посему я считаю необходимым публично принести свои извинения Алену Бадью, который, как мне известно, ни разу не усомнился, что речь и в самом деле шла о случайности. Подобного рода заседание, как вы знаете, должно иметь форму дебатов, а не восхваления.

ОЛЕГ ГОРЯИНОВ Политика страха абстрактного: к теории «живописных сцен» между ЖАК РАНСЬЕР Эмансипированный зритель (пер. с фр.

Кант пришёл к эстетике ненамеренно, найдя в ней связующее звено между теоретическим и практическим, чистым и эмпирическим, природой и свободой — красоту. Канта так или иначе читают и интерпретируют все выдающиеся философы, включая Ф. Однако сам под И. Шеллинг говорит о стадиях познания возвышенного: В веке к переосмыслению положений И.

Канта приходит французский философ Ж. Примечательно, что, говоря о произведении искусства как об органически целом и завершённом в отличие от творений природы , И. Кант проводит аналогию именно с государством; Ж. Рансьер развивает связь политического и эстетического через опыт объединения, общности, единства. Эстетический режим у Ж. Рансьера связан с религией, и, восходя к платоновским идеям, трактует произведение искусства как копию эйдоса.

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное ч. Чтобы понять это, следует поместить рядом два предуведомляющих утверждения Фрейда. Существенно, что она однозначна, что она противопоставляет романтической и обратимой неразличимости воображаемого и реального аристотелевский склад действий и знаний, направленный к событию узнавания.

Жак Рансьер Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи В целом, страх – это функционал государства, и этот.

Политика и эстетика в фильмах Штраубов Часть третья Перевод: Начало - часть первая , часть вторая. Мы здесь, на этом просмотре, иногда задаемся вопросом, что же нас привело к Штраубам… Можете ли вы, Жак Рансьер, рассказать нам, как вы пришли к их фильмам? Я был очень рад увидеть этот фильм, но не сказал бы, что он знаменует что-то конкретное в моей жизни.

Отношения со Штраубами мне всегда навязывались: Дальше я смотрел фильмы, которые мне нравились или которые понравились потом, а сначала не очень. Скажем, в очень разные моменты своей жизни я смотрел некоторые фильмы в хаотическом порядке — без ощущения того, что я страстный поклонник Штраубов.

Жанна Кормина — Гастрономическая конспирология и культура недоверия в России

Жизнь вне страха не только возможна, а совершенно доступна! Узнай как избавиться от страхов, нажми здесь!